Прокуратуры РБ:

Предлагаем вашему вниманию интервью Белорецкого межрайонного прокурора Станислава Петрова газете «Белорецкий рабочий»


14 Января 2015

В понедельник свой профессиональный праздник отмечали работники прокуратуры. О специфике их деятельности незадолго до этого корреспондент газеты "Белорецкий рабочий" Елена Разина поговорила с Белорецким межрайонным прокурором Станиславом Петровым.

На эту должность он был назначен меньше года назад, 12 февраля 2014-го. Ранее Станислав Анатольевич работал заместителем прокурора Ленинского района Магнитогорска. В самом лесном районе нашей республики ему пришлось не просто тщательнейшим образом изучать лесное законодательство, но и в срочном порядке бороться с теми, кто это законодательство нарушает. 

 - Поскольку в прокуратуру принято жаловаться, интересно, сколько жалоб поступило к вам в прошлом году?

– 2456, если быть предельно точным. Часть из них мы направляли в контролирующие или правоохранительные органы, потому нами разрешено 1902 жалобы, из них только 530 удовлетворено, то есть на их основании мы приняли меры прокурорского реагирования или обратились в суд в интересах гражданина. Таким образом, обоснованных жалоб примерно 25 процентов от числа поступивших.

– Почему так мало?

– Потому что часто граждане обращаются, опираясь лишь на свое видение справедливости: хочу, чтобы было так, и неважно, законно это или нет. Такой у людей менталитет.

– У прокуратуры достаточно много полномочий, которых нет у различных контролирующих органов. Насколько мне известно, к примеру, сотрудники Минэкологии РБ привлекают ваших сотрудников для проведения внеплановых проверок.

– Наоборот, мы привлекаем сотрудников Минэкологии для проведения своих проверок, поскольку можем проводить их без согласования, чего экологи, за редким исключением, позволить себе не могут. Они занимаются вопросами соблюдения природоохранного законодательства, что для Белорецкого района особенно актуально. Все мы знаем о проблемах, которые были у нас еще в начале 2014 года.

– Напомните.

– Основная проблема, которая существовала в конце 2013 и начале 2014 года – незаконная деятельность предприятий по переработке древесины в селе Железнодорожном. Они были сконцентрированы на территории бывшей мехколонны № 35 и создавали много проблем жителям села. Деятельность этих предприятий, среди которых были ИП, КФХ, ООО, была организована с нарушением всех возможных норм. Древесина получалась незаконно: вместо аренды лесных участков или заключения договоров на приобретение древесины с целью коммерческой переработки предприятиями скупался лес у граждан. Последние могли, как известно, приобрести древесину только для собственных нужд – с целью строительства жилого дома или ремонта надворных построек, но продавали лес на корню, то есть обманывали государство. Цена варьировалась от 500 до 1000 рублей за кубометр. После распиловки цена древесины увеличивается в разы. Отходы лесопереработки не утилизировались – сжигались в бочках, погружая Железнодорожный в смог. О нормах пожарной безопасности никто не думал, в любую секунду мог начаться непредсказуемый пожар. А еще нескончаемый поток КАМАЗов… Конечно, это всё вызвало бурю недовольства жителей Железнодорожного. Но сейчас территория бывшей мехколонны пуста, нет ни одного лесоперерабатывающего станка, деятельность не ведется, хотя еще в феврале она шла полным ходом.

– То есть инициаторами наведения порядка были жители Железнодорожного?

– Это началось еще в 2013 году, мне трудно сказать. Когда я был назначен на должность межрайонного прокурора, эта проблема уже существовала. Но недовольство граждан было большое. Несколько раз руководство прокуратуры республики организовывало выездной прием граждан в Железнодорожном. И даже в феврале к нам приходили жалобы по этому вопросу. Сейчас таких жалоб нет.

– Кто понес наказание?

– Если мы говорим об административном наказании, то предприниматели – штрафами по статье 8.2 КоАП РФ за несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и по статье 20.4 за нарушение требований пожарной безопасности. Применялись и меры гражданско-правовой ответственности: мы направили иски в суд о приостановлении деятельности предприятий и обязании предпринимателей освободить земельный участок от производства и от отходов. Суд удовлетворил наши требования.  

– Те граждане, которые продавали свой лес, были привлечены к ответственности?

– С некоторых граждан в судебном порядке была взыскана неустойка за использование леса не по целевому назначению до августа 2014 года, то есть до внесения изменений в Уголовный кодекс РФ, которые дополнили Кодекс статьей 191.1 «Приобретение, хранение, перевозка, переработка в целях сбыта или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины». То есть сегодня эти граждане уже понесли бы уголовную ответственность за свои незаконные деяния. Правоохранительными органами района уже возбуждено два таких уголовных дела.

– Можно сказать, что в лесной сфере наведен порядок?

– Ситуация значительно улучшилась. Но возможность получить большой доход все равно толкает людей на преступления. Наркотиками тоже нельзя торговать, но, так или иначе, торгуют. Там и наказание более жесткое, вплоть до пожизненного лишения свободы, но все равно люди идут на это. Преступность будет существовать всегда, наша задача – минимизировать ее.

– Если говорить о малом и среднем бизнесе, который нельзя «кошмарить», кто чаще всего обращается: сами предприниматели за помощью, когда они сталкиваются с какими-то административными барьерами, или представители контролирующих органов?

– Чаще всего с жалобами на предпринимателей обращаются граждане. Зачастую люди сообщают о нарушении их трудовых прав – невыплате заработной платы. И мы добиваемся исполнения этого права. Есть перечень предприятий, которые должны отчитываться в органы Росстата о наличии начисленной, но не выплаченной заработной платы. Такие предприятия в конце 2013 года должны были около пяти миллионов своим сотрудникам, а по данным Росстата на конец 2014-го по Белорецку и Белорецкому району задолженность нулевая. Это определенный результат нашей работы.

В декабре была приостановлена деятельность одного предприятия на 30 суток  в связи с тем, что были выявлены нарушения трудовых прав граждан – не были аттестованы рабочие места, имела место задолженность по заработной плате.

– Каков профиль предприятия?

– Лесоперерабатывающее. Малый и средний бизнес в большей степени задействован в этой сфере. Самый большой и самый лесной район республики…

– Трудно было вникать в лесное законодательство, переехав к нам из степной местности?

– Да, раньше я с лесом вообще не сталкивался. Но тяжело не было. Важно было понять, как совершаются правонарушения в этой сфере. Не просто же кто-то пошел в лес и срубил там пять-десять деревьев. Как правило, такие преступления совершаются с использованием должностного положения тех сотрудников, которые призваны этот лес защищать. И объемы таких рубок велики. Незаконная рубка леса, ответственность за которую предусмотрена статьей 260 Уголовного кодекса РФ, часто осуществляется при наличии поддельных документов, но оформленных по всем правилам. Это интеллектуальный подлог, самый опасный, потому что документы полностью соответствуют всем реквизитам, внесены во все реестры, но по сути они поддельные, потому что исполнены лицами, злоупотребившими своим служебным положением. В ходе многочисленных проверок нам удалось эту схему выявить и добиться возбуждения уголовных дел в отношении двоих сотрудников Белорецкого лесничества. Пока эти дела не дошли до стадии рассмотрения судом. Соответствующих статье 260 УК РФ в 2014 году было выявлено 73 преступления, в 2013-м – 48.

– Больно слышать, что работники, ответственные за сохранение леса, изобретают какие-то схемы…

– И это не только в лесной сфере. Все мы прекрасно понимаем, что злоупотребляют своим служебным положением, получают взятки в разных сферах. И бороться с такой преступностью тяжело, потому что ни тот, кто дал взятку, к примеру, ни тот, кто взял, не побегут в правоохранительные органы рассказывать об этом.  

– Потому что дача взятки – тоже преступление.

– Да. У этих преступлений самый высокий уровень латентности.

– Есть какая-то динамика в борьбе с коррупцией в Белорецком районе?

– Положительная. В прошлом году в суде было рассмотрено уголовное дело в отношении инспектора Федеральной миграционной службы, вынесен обвинительный приговор – женщина осуждена на пять лет лишения свободы и наказана штрафом в размере 560 тысяч рублей.

– Достаточно жесткий приговор.

– Почему-то у нас сложилась такая практика, что за совершение таких преступлений дается наказание ближе к низшему пределу, либо условный срок, либо незначительный штраф. Но если мы заглянем в закон, то увидим, что данное наказание адекватно совершенному преступлению.

Американский экономист Гэри Беккер в 1992 году получил Нобелевскую премию за то, что применил экономические методы к отраслям жизни, не связанным с экономикой. В частности, у него есть работа «Преступление и наказание. Экономический подход». Его мысль такова: надо сделать совершение преступления экономически невыгодным. Это касается в первую очередь должностных преступлений, коррупционных, хозяйственных, о которых мы сейчас говорим. По-другому их можно назвать беловоротничковыми.  Люди, которые идут на такие преступления, понимают, чем они рискуют. И если сделать наказание таким, что человек, совершивший преступление даже в двадцатый раз и впервые на нем попавшийся, потеряет все, что приобрел ранее и даже больше, то с такой преступностью можно будет бороться. В прошлом году был выявлен факт дачи взятки исполняющему обязанности начальника ГАИ. Размер взятки – 20 тысяч рублей, суд вынес решение о штрафе в размере 600 тысяч рублей. Но коррупция – это не только дача взятки. Нужно привести пример и хищения денежных средств в нашей больнице, а это 17 миллионов. В настоящее время уголовное дело направлено в суд, рассматривается по существу. Список можно продолжить.

– Какие дела вы лично контролируете?

– Общественно значимые, какие-то сложные. Пристальное внимание я стараюсь уделять дорожно-транспортным преступлениям, потому что очень высок уровень смертности в результате ДТП. Меня волнует незаконный оборот наркотических средств, с этой проблемой я и раньше сталкивался, в Магнитогорске. В Белорецке наркоситуация совершенно иная, нежели в Магнитогорске, крупном городе.

– То есть в данном случае провинциальность играет положительную роль?

– В этом плане да. Чем меньше людей проживают на определенной территории, тем меньше рынок сбыта. Чем больше лиц, потребляющих наркотические средства, тем больше новых лиц они вовлекут в это дело. И основная задача – не допустить вливания новых лиц в потребление наркотических средств. По оценкам криминологов, один наркоман вовлекает в эту гадость до 15 человек. А излечившихся от наркомании практически нет… Поэтому основные усилия нужно бросить на то, чтобы этих пятнадцати человек не было в наркосреде. Сейчас применение законодательства в этой сфере несколько ужесточилось, и это хорошо.

– Станислав Анатольевич, расскажите о своем коллективе.

– Коллектив сплоченный и работоспособный. Работать могут, работать хотят. Помогают друг другу. Когда надо было кардинально решать вопрос с лесонарушениями, коллектив, как единый организм, эту задачу решил. Наша прокуратура относится к числу крупных прокуратур, в штате 14 оперативных сотрудников. На предыдущем месте работы было 23 оперативных сотрудника, а объем работы сопоставимый. Но наши сотрудники со всем справляются. Хотелось бы пожелать всем сотрудникам прокуратуры здоровья, успехов во всех начинаниях и благополучия.


версия для печати